Самая большая библиотека в мире.

Клементиум — самая большая библиотека в мире.Прага, Чехия.

Комментариев: 6

Глава 2. Забытое прошлое в темноте ночных фонарей.

 Шел 1864 год… Тенессийская равнина — нетронутая и согретая лучами весеннего солнца — раскинулась над водной гладью северной холодной реки Сонсет. Даль, белоснежная от снеговых вершин больших Лепитских гор, развевала облака, задевала их верхушками камней и насквозь протыкая, убивала. В далеке, где-то среди леса, слышны яркие выстрелы двустволки заряженной мелкой дробью, наверное охотник, который с утра решил порадовать жену и детей свежим мясом. Город спит, пустые деревянные постройки молчат, а зеленая каменная церковь глядит с высока на пожухлые деревья и радуется весне.

Кроме этой церкви нет ничего, ни превлекательного, ни радостного, ничего. Все пусто. Небо светит серым тоскующим светом, от которого неприятно смотреть на вещи, созерцать происходящее с тобой, да и просто жить неприятно от серого уныния дня.

Слышно тихие размеренные шаги и спустя секунду они становятся все громче и громче, будто приближается поезд, но нет, это всего лишь люди — солдаты, маршруют вдоль домовых заборов, отгорожающих спящие дома.

— С этим городом точно что-то не так… — прошептала тихо Виктория, проезжая меж черных деревьев в закрытой от ветра повозке — Почему мы так медленно едем Лорд? Мы отстаем от графика, может карта неверна? — добавила осторожно девушка, нежно обратившись к высокому мужчине сидящему рядом с ней. Лорд, отмолчавшись несколько минут, призренно выглянут в окошко кареты и снесходительно ответил — Нет милая, карты вернее верного, они наши друзья, просто лошади устали, ведь мы ехали больше трехсот миль без отдыха. Интересно в этом Богом забытом городе можно выкупить дом, или может здесь есть мотель?

— Мотель? Вряд ли. — выдохнула Виктория — Но я знаю где можно поесть, причем довольно вкусно, привести себя в порядок, накормить лошадей и выспаться с дороги Лорд.

— Хмм… Окуда ты знаешь это, девочка моя. Мне кажется здешние люди, так и остались несносными дикарями, незнающими, что Земля вращается вокруг Солнца. Что же мы вообще ведем разговор о людях, которые нас не касаются. Они дикие. Они никогда не поймут нашей души, мы люди знатных кровей. Что же я вообще делаю здесь, с тобой? Мы два дня как должны были прибыть в Париж, моя маленькая девочка.

— Я родилась здесь… — тихо, словно боясь испугать чей-то сон, прошептала Виктория, поправив складки белого платья и красные перчатки. Меж Лордом и Викторией воцарилась тишина. Никто из них не сказал ни слова, не нарушил кладбищенского молчания, только рука Графа все так же нежно и лаского терзала руку молодой девчушки, скрепляясь с ней и просто обнимая пальцами хорошенькие ручки. Эта поездка была не запланирована. Виктория — молодая серьезная особа, любящая писать манифесты и читать стихи Гетэ, а  Граф Лопернский — мужчина средних лет, променявший одиночество на пылкую страстную пятнадцатилетнюю девчушку, выложив за нее кругленькую сумму. Впереди показался храм, за ним кладбище, а еще дальше река, там где Виктория провела детство. Она вновь погрузилась в себя, вспоминая свою маму и двух милых сестер, погибших в этом злом месте несколько лет назад.

Из за угла мертвой булочной, не манящей запахами, показалась красно-зеленая бумажная вывеска. Тут был мотель. Невысокое маленькое здание сияло чистотой, и кажется, было единственным в этом месте зданием все еще излучающим жизнь. Карета плавно остановилась, лошади начали стучать копытами по земле, сухой от южного солнца, все они просили воды и овса. Виктория, поправив складки платья, тяжелые и шторные, поставила на землю ноги в маленьких красных туфлях и вышла из кореты. Вдохнув воздух, свободный и легкий, не такой как в мегаполисах, даже не такой чистый как в Венеции и Греции, не сходный по составу с ароматами Прованса, не такой чистый. Закрыв глаза, она подняда голову к серому небу и громко выдохнула.

— Что-то не так, моя милая Виктория? Мы можем накормить наших животных и отправиться в путь снова.

— Нет, нет… Я хочу здесь заночевать мой Граф. Тут мой дом. Я совсем не помню эти места. Я все позабыла.

— О, Виктория… Ты еще так юна, жизнь сложна, путь наш сложен и труден, но мы должны его пройти. Уезжать из родного города — нормально. Правда. Я безмерно люблю тебя, моя дорогая, я дорожу тобой и твое решение мое решение. Поверь мне, еще несколько лет и я стану королем, а ты моей королевой. Моей Викторией.

...

Дневное светило зашло за горизонт. Граф и его молодая жена заригестрировались в посилении и им выдали ключи от маленького номера, похожего на комнатку. Одна кровать, умывальник, и несколько полочек для вещей. В углу стояло маленькое узкое резное зеркало, мутное с таинственной желтизной, а на полу лежал старенький протертый в середине ковер, от которого становилось жутко. Пол скрипел, Виктория передвигалась тихо, Граф крепко спал. Умывая лицо она даже немного всплакнула по этой чистой речной воде, по этому небу. В париже такого не встретишь.

Где-то там в узких коридорах, за дверью бегали служанки и смеясь таскали старые простыни и чьи-то стиранные юбки. Постоянно слышен был топот ног на третьем этаже, за стеной кто-то наливал в бокал скотч, на улице за кладбищем был слышен вой. Тихо. Очень тихо. Природа спит,  а молоденькой девочке не спится, хочется бродить по местам своего детства.

Она неслышно проскользнула на улицу. Прохлада покрыла оголенные плечи Виктории, оставив на них мурашки. Побрела к кладбищу. За оградкой неизвестной могилы никого небыло, но только ей она была известна. «Мама… Тери… Кейси… сестрички мои» — уныние в голосе отразилось на ее лице и по щекам потекли слезы от которых лицо стало красным. В глазах полопались венки, а руки начали дрожать, как и ноги и вообще все тело дрожало. Она стерла пыль с крестов, и тихо присев, подогнула под себя ноги опустившись прямо на платье.

— Виктория!.. Виктория… Где ты? — в далеке прозвучал грубый голос Графа, недовольного тем, что Виктория сбежала ничего не сказав. — Виктория!...

— Я здесь Граф мой. — прокричала Виктория в ответ — Я здесь, на могиле...

— Родная моя — Граф подошел к Виктории, обнял ее и присел вместе с  ней — Нужно уметь отпускать тех, кто уходит рано. Я отпустил. Я тоже горевал, родная моя. Я так сильно люблю тебя...

— И я… Я тоже очень сильно люблю тебя, ты спас мою жизнь, забрав меня из Калифорнии, но здесь на Тенессийтской равнине витает моя душа. Я живу здесь сердцем и не могу жить иначе. Даже если я уеду, всю жизь буду помнить эти славные места. — из глаз ее полились горькие слезы, она начала захлебываться и утонула в обьятиях супруга, руки которого замкнулась на ее спине, обнимая, защищая ее от тьмы.

Тишина покрыла кладбище. Мгла начала усиливаться, кресты стали еще черней и ночь была недалеко от голов двух влюбленных людей сидящих в одиночестве в темно-синем обличии ночного неба. Вдруг пространство вокруг них разлетелось на куски, что то разрушило теплую атмосферу, убило романтику. Крик наполнил воздух и во тьме он показался еще более ужасающим чем было на самом деле. И не понятно было кто кричит — человек, животное? О, эта боль в диком голосе, она раздавалась в ушах Виктории и Графа эхом. Они бешено вскочили на ноги и побежали прочь с кладбища, но тьма окутала землю, ничего не видно человеческим глазам, ноги путаются, запинаются об могилы неизвестных. Виктория упала на живот и сильно поранила лодышку, а крики все продолжались, как будто что-то разрывали на части или мучали в огне. Виктория обернувшись не заметила Графа и поэтому окрикнула его, но в ответ не получила ничего кроме повторяющихся миржных криков.

Она бежала вперед не останавливаясь.  Пока не наткнулась на сосновый бор. «О Госпади… Я что заблудилась? О Госпади...» В панике Виктория не заметила, как перешла в сосновый бор и направилась вглубь. Там впереди она что-то увидела и с интересом пошла на тайный свет. Ее прошибло холодом, когла она вступила на сияющию лунным светом землю. Здесь былонамного холоднее, чем на кладбище или в городке. Страх захлестнул ее, когда среди деревьев она увидела пару светящихся точек, это был ее конец. От ужала она так сильно сжала руки, что маленькие ноготки врезались в кожу и из крепких женских кулачков потекла кровь. Глаза надвигальсь на нее, озаряли ее, согревали и пугали одновременно. Ужас… Последние вздохи… Из горла ее вырываются дымовы полосы от морозного воздуха.

— Не надо, пожалуйсто. Я молю… Пожалуйто… Рэйн… — кричала бешено Виктория — Пожалуйто, нет!....

Виктория упала на землю, она ничего больше не чувствовала, ее легкие были наполнены кровью, паралич захватил ее, но она помнила от ее живота оторвали кусок. Косым взлядом она посмотрела в сторону от розового куста, там лежало обездвиженное тело мужа, ноги и руки которго были похожи на мессиво… слезы проступили на глазах и пульс остановился...

...

Кристал очнулась от глубокого сна, она лежала на голой земле под фонарем, далеко от дома. Рядом с ней лежала скучающая собака, на первый взгляд похудевшая и обездомленная. Платье Кристал было порвано, испачкано кровью, но ран на теле ее не было, ни синяков, ни царапин. Очень странно, та девушка в ее сне, очень была похожа на ее мать, слишком пугающе. И что же с ней стало. Но этот ужас, постигнувший таинственную Викторию и ее мужа, до сих пор мучал воспаленный мозг Кристал. «Что же призошло со мной, как долго я здесь Мэйсон?» — собака потупившись, посмотрела на девушку и поджав хвост побежала от Кристал проч в сторону сияющих городских огней. Поднявшись с тени придорожного фонаря, Кристал тихо побрела к себе домой, к маме, не зная то, что две недели назад ее разорвали на куски...

Комментариев: 0

Может ли человек быть счастливым?

Я задумалась – может ли человек по природе своей быть счастлив? На то он и человек, чтобы желать в жизни большего, чем то, что у него есть. И это, конечно, правильно – стремиться к лучшей жизни нужно. Ведь если мы будем радоваться только куску хлеба и крыше над головой – это превратит нас в животных. 

Но часто случается так, что в этой бесконечной погоне мы теряем то, что действительно важно. Это наше время. Мы не замечаем то, что нам доступно сейчас, а получая то, о чем мечтали какое-то время назад, начинаем разочаровываться и осознавать, что счастья это нам не принесло. Ну ведь бывало такое? Устаем от работы и просим передышки. А когда получаем это, и передышка затягивается, начинаем сходить с ума от безделья. Когда есть деньги – просим счастья, когда есть счастье – просим денег. И проблема не в том, что мы что-то просим или чего-то желаем, а в том, что не умеем радоваться тому, что получаем, и получая, начинаем просить совершенно другие вещи.

Вот тогда-то и начинает чувствоваться разница между тем, как было, и тем, как есть сейчас. Но по истечении времени мы входим в наше привычное состояние, до возникновения новых проблем. Например, на определенном этапе жизни я получила то, о чем мечтала, но это почему-то не радует. Начинают появляться мысли о том, а не было ли мне лучше в своей прошлой жизни, от которой я бежала как от огня. Не о том, значит, мечтала? А сколько было уже в жизни таких мечтаний «не о том»? Выходит, причина в другом? Становится страшно. Страшно оттого, что мы рушим то, к чему стремимся, что строим, старательно выкладывая камешек за камешком. Может быть, стоит двести раз подумать, перед тем как сказать, что наша жизнь никчемная, пустая, что наши партнеры нас недостойны, наши начальники – идиоты, а работа – самая скучная, трудная, низкооплачиваемая или еще какая-то там. 

Может быть, стоит попробовать для начала научиться получать удовольствие от того, что нам доступно, перед тем как просить большего. Невозможно перескочить сразу на несколько ступенек. Прежде чем спрашивать себя «Ну почему у меня этого нет?», может, стоит спросить: «А готов ли я принять это?» Ведь если не научиться радоваться мелочам, невозможно радоваться и ничему другому. Можно проводить время на шикарной загородной вилле с лицом, изображающим только что съеденный лимон, а можно наслаждаться утренним кофе в маленькой тесной квартирке, пребывая при этом в полной гармонии с собой. И, наконец, самая важная вещь, которую стоит осознать – это то, что нет в жизни вещей или ситуаций, приобретение которых сделает нас счастливыми. Все это заключено только внутри нас. Возможно, это ощущение того, что самое главное у нас уже есть и будет с нами всегда, независимо от занимаемой на данный момент жизненной позиции, и есть счастье.

Комментариев: 0

Переписка с подругой)

   Выттащила ее наконец-то погулять)

Комментариев: 0

Самые нелепые смерти

Самые нелепые смерти. Премия Дарвина. Топ-5. 

1. Дебби Миллз, 99 лет, 364 дня. 
Бабушке должно было исполниться 100 лет, и она шла на свою вечеринку вместе со своей дочерью. Когда переходила дорогу, ее инвалидную коляску сбил автомобиль, который вез ее именинный пирог на вечеринку.

2. Питер Стоун, 42 года. 
Отправил свою 8-летнюю дочь в ее комнату без ужина. Дочура решила, что раз она не будет сегодня ужинать в этом доме, то и другим это не удастся. Пока папа готовил ужин, она положила в его кофе 72 таблетки крысиного яда. Папе хватило одного глотка. Судья дал юной Саманте условное наказание, так как резонно предположил, что девочка не вполне отдавала себе отчет, что она делает. Спустя месяц она повторила попытку отравления со своей матерью. Говорят – обошлось. 

3. Девид Деннилл, 17 лет. 
Убит своей же ровестницей во время свидания. Юношеский любовный пыл был охлажден до комнатной температуры двустволкой, которую его подруге на всякий случай дал ее отец, когда она собиралась на свидание. 

4. Стив Коннер 
За 2001 год главным претендентом на премию стал Стив Коннер, смотритель одного из калифорнийских зоопарков. Он скормил слону двадцать две дозы сильнейшего слабительного для животных, а потом близко подошел к нему сзади, чтобы посмотреть, как оно действует. Через несколько минут Стив погиб под центнером слоновьего навоза. 

5. Меган Фрай, 44 года. 
Расстреляна из 14 стволов полицейскими во время тренировки на симуляторе боевой стрельбы. В городском полицейском участке проводились учения, в рамках которых был построен полигон с внезапно появляющимися целями для стрельбы, изображающими человека. 
Меган каким-то образом забрела на этот полигон. Поняв, где находится, она решила напугать крадущихся полицейских, внезапно выскочив перед ними и крикнув свое знаменитое «Бу!». Патрульные сочли ее целью и произвели 67 выстрелов, около 40 из которых попали в цель.

Комментариев: 0

Край, где птицы не поют...(Часть 1. Глава 1. Кристал Райт. Розы кровавой долины)

Бушующий над рекой Сонсет ветер затих, а сияющее закатное марево резко утремилось к северу от тоскующего города. Холодно. Вода покрывается тонким стеклышком, от которого на душе скребуться кошки, от которого становится еще холоднее и тело покрывается мурашками.                                             
Сонсет приходит в движение и воды реки дико стучаться в берег Тэнессийтской равнины, за которой город, сияющий тысячами огней в предвечерней густой мгле. Волосы Кристал развеваясь на ветру, кружат в воздухе, а лицо замерзло от холодного августовского воздуха. Легкое платьице чуть ниже колен сливается с зеленой мокрой травой, а росса, наполнявшая некоторые листики диких растений, намочила подол. Положив руки на траву, она намочила их, и протерла лицо. Тушь потекла, но эти черные разводы не портят прекрасного юношеского личика, сияющего торжеством и спокойствием. Она сидит здесь каждый вечер: рисует, поет, созерцая закат — любящая природу, маленькая Кристал. Витая в собственных закаулках сознания, совсем позабыла про свою собаку, поводок которой, аккуратно сложенный, лежал возле левой руки Кристал.


— Мэйсон! Где ты!? — развернувшись к небольшому сосновому бору лицом крикнула Кристал — Где же ты, несносная собака… — тихо прошептала себе под нос, снова смотря на закат. Минуты тянусь, мгла вокруг усиливалась, и от холода тело Кристал начало трястись. Она встала, взяла с земли сумку и поводок и бодрым шагом пошла в сторону чернеющей лесной завесы, за которой не было видно города и серой мокрой дороги. — Мэйсон! — громко прокричала — Мэйсон, ко мне! — но не получив ответа шагнула в терновник. Рыская по лесу, Кристал все ни как не могла найти беспутную собаку, а тут еще и телефон, как на зло, решил отключиться, проигногировав сказанные Кристал в его сторону слова. Темнеет. Все глубже идет вперед девушка и не замечает, что оставляет позади себя сотни метров лесной глади. Поводок брякает, каркает ворона, тело трясется… Все не в лучшую сторону… Над головой вдруг нежданно раздался звонкий звук, озаряющий все вокруг и кажется, что даже трава, погруженная в сон, начала оттаивать и приподнялась над землей. Вой. Чистый, медленный, густой… В ушах стоящий и неотпускающий тебя, будто преследующий из вне. Вой. Хрусталь, вот о чем подумала напуганная Кристал, услышав его. Задумалась, шагая по мокрой траве, не смотря под ноги шаркала Кристал по земле и вдруг, споткнувшись об острый камень полетела куборем, упала, подвернув ногу, да еще и бок ушибла.

Черт! — выругалась в бешенстве — Мэйсон! Но никто не отвечает, никто, даже птицы замерли в ожидании чего-то плохого.Поднявшись с корточек и отряхнувшись она громко выдохнула и за ее спиной, неожиданно, прозвучало томное, тихое и совсем не нежное «Райт..». Кристал, подпрыгнув обернулась, но никого не увидела. «Кристал...» — скрежеча связками кто-то в глубине диких роз вновь звал ее. «Кристал… Райт...». Звук все больше и больше искажался, девушка не могла разобрать того, что слышат ее уши. Ей было страшно. Руки тряслись, голова была забита, зрачки расширились — верный признак мощного выброса адреналина в кровь.

— Лора? Марли? Тэл? Это вы? Если это вы, я убью вас, жалкие недоноски! — что было сил закричала Кристал — Я клянусь. — добавила и пошла дальше. Но вдруг… меж деревьев промелькнула чья-то невидимая темная тень, она напугала ее, и очаровала одновременно. Никогда с ней такого не происходило, она бежала сломя голову из этого проклятого леса. Зачем она вообще сюда пошла? Ах да, собака. В ее голове мелькали тысячи мыслей, она перебирала то, что скажет маме и расскажет завтра друзьям, от чего у нее такой большой синяк на боку и кровоточащая царапина на колене. Еще более сорока минут скитания по долине и последние запасы еды и воды… больше нечего есть и пить. Последние мысли на ночь — «Я потерялась, я застряла здесь навсегда...!» Слезы, навернувшись на глаза, еще более усложняют путь и стелят дорогу туманной завесой.

Кровавая Долина показалась впереди.  

Это не хорошо, я что, целый час бежала вглубь?! — разрываясь от слез, морозящих ей лицо, заплакала Кристал. "… Кристал… Райт...". Опять. Эти звуки. Будто скребящие по стеклу. Но похожие на ее имя. Госпади, что это? Ей становится нехорошо, голова кружиться, ноги ватные, похоже она сейчас упадет в обморок. Усталость, а тело горит в бреду и рвется вперед. Госпади, что это? Перед ней сосновник — бор в который никто никогда не ходит… Перед ней камни, тяжелые скульптуры природы, грязная река, серый песок и… и розы… Да, да… Самые настоящие прекрасные и нежные розы. Белые, сиреневые, пурпурные, розовые, желтые… Но откуда здесь, в этих местах розы?! Эти вопросы не волновали маленькую девочку с бушующими гармонами, она тихо подошла к красочному кусту и нависла над ними, ее волосы касались красных роз, лепестки которых уже повредил мороз.

 Прекрасны. Розы… Но откуда вы?! По середине Долины? На эти вопросы маленькой девочке уже никто не ответит, она не вернется домой, она не скажет маме «привет», она сегодня в последний раз видела закат… Розы смотрели на нее большими пестрыми головами и в этой ночной тьме, будто освещали место, где стояла Кристал. И неожиданно за спиной шаркнула земля. Быстрый поворот, девушка прошлась глазами по деревьям… Никого не видно, но это совершенно не значит то, что здесь никого нет… Еще один скрежет… И еще… уже где то в стороне и спереди, и сзади. А вот и тень, да, человеческая тень, но нечто совершенно не человеческое сияло в этой тени. Глаза сияли. Она надвинулась, пошла вперед, незначительно увеличилась, стала более черной, а Кристал присела в ужасе, напуганная маленькая девочка рыдала в гуще роз.
Это ее последний миг, последние взмахи ресницами, последний вздох… сейчас она умрет. Она не видела убийцу, лишь черное лицо, и сияющие, быстрые дьявольские глазницы, и зубы, что в миг разорвали ей кожу на кусочки… Теперь она лишь тело, сосуд без души. Душа покинула тело, пустующий дом… Последний вздох и рывок… шея разорвана и кровь, сочащаяся по шее, превращается в грязь с песком. Кристал Райт больше нет… умерла… погибла, сгинула…

Розы, развеваясь по ветру, шумели лепестками. Где то там, под ними лежало тело маленькой девочки, без жизни. Черная тень ушла в свою лесную обитель, оставив за собой лишь мрак, а до утра еще далеко. Светает, ночь ушла. Первые лучи солнца осветили Долину. Зеленеющая трава окраплена красными бусинками девственной крови. Их освещает солнце, они блестят и сияют в его лучах. Лучи освещают и розы, сейчас ничем не приметные, гнилые стебельки и пожухлые лепестки, опавшие листья. На землю с одной из роз капает густая бурая жидоксь, окрашивая розу в глубокий благородный цвет… это кровь… кровь первой жертвы за десятки лет умершей в этих местах безумцем. Она была лишь первой, первой из тысячи, кому еще предстоит умереть на алтаре этих чудес… Но смерть эта, еще не конец, все будет намного хуже следующей ночью...

Комментариев: 0

Необычные скульптуры

Замечательные скульптуры из обычных кусков проволоки. Сколько же таланта должен иметь художник чтобы сотворить такое!? Я в шоке!

Комментариев: 3

Каждый выбирает по себе.

Некоторые любят и скорбят.

Выбирают по себе дорогу.

Дьяволом ходить или пророком -

Каждый выбирает для себя.

Некоторые любят лишь себя.

Выбирают меч для битвы,

А я любовь и нежную молитву

Выберу сегодня для себя.

Каждый выбирают по себе

Золоченный посох и зарплату

Время окончательной расплаты -

Все мы вибираем по себе.

Я тоже выбираю для себя.

И делаю я это, как умею,

Но не к кому притензий не имею

Лишь потому, что каждый выбирает для себя.

 

 

 

 

Комментариев: 0

17.11.15 Снег в глазах. Ностальгия по временам прошедшим.

    Снег, кружась падает на мое лицо, тает и превращается в серое мессиво в составе с моей косметикой. Мысли дурные, в них только кровь, которая неуемно появляется в моём горле терпким  жаждующим вкусом, запоминающимся, сладким. Такая неуёмная эта кровь — бьётся в моём сердце, где-то в районе большого левого желудочка. А снег все идет… воздушный, легкий, плавный, белоснежный, светлый, неповторимый…  Наверно можно подбирать синонимы вечно) Дорога сменяется песком и темной красной глиной, ветер колышет ветви сирени, засохшей, понурой… Ох, этот мрак навивает мне настальгию, я помню все, все события происшедшие со мной 10...15...16 лет назад. Я помню что происходило со мной в детстве, но нет, не тогда, а в раннем-раннем детстве, когда мне было два и три года. Наверно не каждый может таким похвастаться, но я помню как лежала с больнице с отцом с Санкт-Петербурге, не за долго до его смерти… Это печально, когда у человека нет смысла жизни, мне уже 18 а его нет, нет этого особого смысла, без которого можно не продолжать жить. Лишь природа и все ее окружение радует меня, лишь ради этого стоит жить. Птицы слушают, как  я пою; белки едят с рук; дикие животные не сгоняют меня со своей территории — для них лес — дом, как и для меня. Они все со мной знакомы, я их уважаю, как и должен поступать с природой человек, но в этом мире все иначе. Мы сделали себя творителями этого мира, вершина пищевой цепочки, но это совершенно не так, мы не всевышние, мы не Боги, никто не достоин такого звания. Только природа, она Богиня.

А я слушаю пение птиц, умолкающие и волнующие мое подсознание своими нотками, маленькими коротенькими, но все же родными душе. Я много раз пыталась повторить их — соловьи, трелянки, вороны, пичужки, воробьи… их так много, всех и не упомнишь — но ничего не получалось, не фортепьяно, не скрипка и даже не саксофон, не способны передать этих душераздирающих звуков. Пора домой, пора покинуть этот райский оазис светлоты и холодную обитель ледянного воздуха.

Комментариев: 2

Мрачный мир.

Прекрасен мир! Пусть даже мрачный,      

Пусть даже он не радует теплом.                    

О, эта жизнь! О, этот мир неврачный!    

И мы идем не под его крылом.

Мы чувствуем невиданную силу,

Когда хоронят нас под каменным крестом.

Не говорим мы — «Thank» — грешному миру,

За то, что не живем душой еретиков…          

                       

 

 

Комментариев: 3
Страницы: 1 2 3
ARGENT
ARGENT
Была на сайте никогда
21 год (17.04.1997)
Читателей: 15 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
CSS | Design Пользователь клуба
Любители книг Пользователь клуба
Фотографируем Пользователь клуба
Новичкам MyPage.Ru Пользователь клуба
ART Пользователь клуба
Служба помощи MyPage.Ru Пользователь клуба
цитаты? мысли? любовь? Пользователь клуба
АРТик Пользователь клуба
все 18 Мои друзья